June 11th, 2015

Охуительные комментарии, выпуск 2

rapitangnyy

ты уже с ТНТ стал шутки пиздить что ле? у Воли почти такой же монолог был

urbeck

Где твой панк-рок? Я на прошлой неделе залез на дерево и ссал с него. Поняли, что я делаю что-то нехорошее, не все зрители.

nickshumi


Но ведь то, что ты запостил является уже результатом действия - постом. То есть "предметом или явлением", а не "действием или процессом".

Например: мой планшет - хуйня.
Или: то, что я сегодня запостил - хуйня.

Поебенью можно описывать не результат, а непосредственно происходящее.
Кроме того, поскольку последствия ебли штука непредсказуемая, "поебень" даёт фразе негативно-неопределённую окраску, а "хуйня" - очевидно-негативную.

Например: он вчера запостил хуйню, а в комментах творится какая-то поебень.

Или:
За окном пролетает слон - "странная поебень"
Слон приземлился на машину соседа - "ну и хуйня!"
Слон растоптал твою машину - "полный пиздец".


promo dermoglot december 14, 2014 14:21 435
Buy for 20 tokens
Это свершилось! Н ачинает свою бурлящую деятельность сообщество dermoglotka - оазис юмора, сарказма, цинизма и здравого смысла. Нечего читать в ЖЖ? Ненавидишь ТОП? Надоели репосты и "добрые утры"? Хочешь вернуть свой 2007ой и ЖЖ старого образца? Тогда - Вступай!…

Печальная повесть о трамваях и кондукторах

Когда трамваи спят, люди грохочут. И грохот стоит такой, что маленькому кондуренку не уснуть. Он вслух произносит номера трамвайных билетов, пересчитывает бренчащую мелочь в сумке, но это не помогает. Люди грохочут своими бутылками, бьют стёкла и громко смеются. А кондуренку не уснуть - у него завтра первый рабочий день, самый важный и ответственный. Поэтому он плачет, уткнувшись лицом в оранжевую накидку с надписью "Кондуктор". От слёз она вся мокрая, и даже если её повесить сейчас на батарею, к утру она высохнуть не успеет, потому что горячую воду отключили и батареи холодные как сидения в пустом трамвае.

Горячую воду включили вечером чуть-чуть, но это был даже не трейлер, а тизер, а затем кран издал предсмертный рык, дернулся и затих. На лето, а может и навсегда.

А пока Кондуренок плакал, в соседней комнате сидел и в окно его отец - Кондуктор в девятом поколении и гроза всех "зайцев". Он сидел, выпуская густые клубы сигаретного дыма и думал о своём, о кондукторском. Об утренних злых и сонных пассажирах, о небольшой зарплате, об открытых форточках, которые бабушки просят закрыть летом в жару, о мокрых сидениях, которые оставляют после себя полные люди, о духоте, об алкоголике-дураке Ваське, который поведет через пару часов трамвай, о задолженности по кредиту, о Маринке, которая изменяла ему со слесарем в парке, о сломанной ступеньке в первом вагоне, да много о чём он думал. Но больше всего он думал о своём сыне, который скоро выйдет вместе с ним в свой первый рейс, о том, как сложится его дальнейшая судьба ы трамвайном парке на окраине города, о том, насколько честным и мудрым станет маленький Кондуренок.

... Люди продолжали грохотать и греметь. Трамваи в парке безмятежно спали. Кондуктор докурил сигарету, потушил ее и направился в комнату к сыну. Им пора было спать. Хотя бы пару часов. А утром они вместе покажут этим гремящим невоспитанным животным кузькину мать. И попросят передать за проезд. И скажут, что у них нету сдачи с тысячи. И закатят скандал.