May 31st, 2006

КРЫЛЬЯ БАБОЧКИ

Неизвестно где и чей прочитал рассказ. Мне он так чертовски понравился, что выкладываю. По-моему, похоже на Рей Бредбери...

ПОВТОРЯЮСЬ: РАССКАЗ НЕ МОЙ...


КРЫЛЬЯ БАБОЧКИ

Она ненавидела своего мужа. Всей душой, всем сердцем, легкими и печенкой. Каждой клеточкой тела. Она ненавидела его внешность и манеру общения. Любовь к соленой рыбе и джазу. Привычку грызть спички и листать журналы с конца. Она ненавидела его по частям и целиком.
* * *
Когда-то он был жизнерадостным, беспечным, нищим студентом, приехавшим покорять столицу. Они познакомились в общежитской столовке - вечность назад. Бегали на утренние сеансы в кино. Пили дешевый портвейн. Орали нестройным дуэтом «Саммертайм». Она стирала его носки, а он подкладывал ей под подушку карамельки. Классический вариант - безоглядно любили, горячо клялись, неумело ласкали… Дети, в-общем.
Теперь он – менеджер в солидной фирме. Носит костюмы и галстуки. Оплачивает кредит за квартиру и машину. И заслуживает казни.
* * *
Его вина в том, что он ее жестоко обманул. Он изменился. Не сразу, конечно, со временем, но очень сильно. Превратился в брюзгу, затворника, разлюбил прогулки и шумные компании. Стал замкнутым, инертным. Потерял живость ума и чувство юмора. Плоский, унылый, дистиллированный зануда – без вкуса, цвета и запаха. Основная тема для разговора – он устал после работы, ему тяжело добывать блага, он заслужил покой, и вообще дай таблетку от головы и не требуй никаких лишних движений.
Она не знала, как он вел себя в другой жизни, с другими людьми – вместе они теперь почти никуда не ходили. Похоже, у него не было ни друзей, ни любовниц – ибо каждый божий день он приходил домой с работы ровно в семь, ужинал, потом запирался в комнате с газетой или книжкой. Перекинутся с ним парой фраз в промежутке между кухней и креслом уже было большой удачей.
Когда-то этот человек обещал положить к ее ногам всю Вселенную и букетик ромашек в придачу. В итоге отнял то, что уже было нажито, оставив лишь гаснущие воспоминания. Стер все краски их общего мира. Превратил их гнездо в тихий затхлый склеп, болото какое-то. Поначалу она ничего не понимала – грешила на неизвестные болезни, возрастные кризисы и даже сглаз. Потом был период, когда она винила себя. Пыталась «исправиться» и разнообразить семейную жизнь. Устраивала походы в театры, зоопарки и музеи. Приводила в дом интересных людей. Изобретала новые позы в постели. Даже переклеивала обои.
Ноль эмоций с его стороны.
Разговоров на тему личных отношений он избегал, а скандалить с ним не получалось. Пару раз она била посуду, да что толку? Потом приходилось самой же это и убирать.
И был день, когда она прозрела. И осознала, что в этом человеке больше нет любви. Нет жажды познания мира и ближнего своего. Нет вообще никакого интереса. Осталась лишь привычка. Запас хода, как в механических часах.
Она не докапывалась до причин. Ей было наплевать, как это объяснить – по Фрейду или по Кафке – типа «однажды утром Грегор Замза проснулся и обнаружил, что стал жуком». Важно лишь одно – он ее оскорбил, обманул и обворовал. Женскую любовь сменила женская ненависть.
Она бы давно от него ушла, если бы не одно «но». Крылья бабочки.
* * *

Они появились на его спине несколько дней назад. Началось все с банального прыща между лопаток. Утром перед работой муж пожаловался на боль в спине и попросил посмотреть, что там такое. Она смазала красную шишку зеленкой. Вечером, уже в постели, окидывая бездумным взором спину похрапывающего супруга, она увидела их. Два маленьких голубоватых крылышка, пронизанных жилками, как березовый лист. Она протерла глаза, сгребла с тумбочки лампу и придвинулась ближе. Настоящие бабочкины крылья. Две полупрозрачные пленочки с фигурным обрезом, как у почтовой марки. Он их что, приклеил? Нет. Видно, откуда они растут. Она дрожащими пальцами ощупала кожу вокруг. Вроде все нормально - никаких уплотнений или припухлостей. Спина как спина. Из которой, помоги, Боже, торчат крылья. Муж хрюкнул и дернулся во сне. Она отпрянула, едва не уронив лампу. Подобрала ноги, прижалась к спинке кровати, выставив подушку как щит. Просидела так целую вечность. Супруг храпел. Крылья никуда не исчезали. Собравшись с духом, она решила еще раз посмотреть. Придвинулась вплотную, сощурилась, осторожно понюхала. Пахло пыльцой. Кожа вокруг крыльев была усыпана крошечными чешуйками, которые вспыхивали звездами в свете лампы. Точно такие же остаются на руке, когда держишь бабочку. Испуг прошел, сменился каким-то непонятным чувством. Она поняла, что это… черт возьми, это красиво. Поддавшись внезапному порыву, она коснулась их губами. Крылышки мелко-мелко затрепетали в ответ…
* * *
Она решила для себя, что это - не просто чудо. Это - ее собственное чудо. Ее тайна. Мужу она ничего не сказала. Завела себе маленький несессер, в котором хранились лупа, пинцет, линейка. И пачка димедрола. Супруг получал лекарство в борще, падал после ужина ничком в кровать, а она начинала свои измерения. Результаты фиксировала в крошечном блокнотике. Крылья росли, меняли форму и цвет. Она покопалась в энциклопедиях, нашла что-то похожее у бабочки-пенелопы, только там рисунок другой.
Чудо жило на спине мужа своей собственной жизнью и ничуть ему не мешало. По крайней мере, пока. Она делала все возможное, чтобы супруг ничего не узнал. Сама мыла его, превратив это для отвода глаз в сексуальную игру. Да и вообще, честно говоря, заниматься любовью с крылатым мужем доставляло ей острое наслаждение. А он, дурачок, самодовольно ухмылялся... Не подозревал, что его единственное мужское достоинство – между лопаток.
Одно ее тревожило. Крылья росли довольно быстро и уже отчетливо проступали под рубашкой. Пока супруг ничего не чувствовал. Но рано или поздно он заведет руку за спину и наткнется на них. Она боялась даже представить, что будет дальше. Мужу она не доверяла. С него станется - он еще в больницу побежит.
* * *
Ее последнее приобретение – пара настоящих железных наручников. Она осваивала их несколько дней, научилась защелкивать за долю секунды. Проверила спинку кровати – та оказалась достаточно крепкой.
Она знала, что прикует мужа, не колеблясь. Будет кормить его с ложечки, делать массаж от пролежней и подставлять судно. Будет сочинять сказки для его начальников. Она сделает все, чтобы сохранить это чудо. Ее чудо. Компенсацию за разбитые мечты. Крылья бабочки.
  • Current Music
    сектор - щи
promo dermoglot december 14, 2014 14:21 435
Buy for 20 tokens
Это свершилось! Н ачинает свою бурлящую деятельность сообщество dermoglotka - оазис юмора, сарказма, цинизма и здравого смысла. Нечего читать в ЖЖ? Ненавидишь ТОП? Надоели репосты и "добрые утры"? Хочешь вернуть свой 2007ой и ЖЖ старого образца? Тогда - Вступай!…

Цитаты

Паша, 20 лет.
Работа: разнорабочий на стройке.
Цитата с обеда:

" Я помню в детстве любил кошку на настенный ковёр кидать. Она прицепится и висит там. Прикольно. Я вообще животных люблю. Никого не убил даже.... Ну, только один раз помню кролику голову размозжил и собаку палкой забил до смерти. Ну что... Это всё потому что жизнь такая - на букву Ж"

Сергей, 24 года.
Работа: прораб
Цитата( происходит асфальтирование):
Смотрит на рабочих и умилением говорит:

"Жалко, узбеков нет"
- Почему, - спрашиваю я.
"Они чертовски любят на горячем асфальте лежать. Не сразу, как положат, а попозже, как подастынет. Это для них кайф. Они сразу родину вспоминают, они ж из тёплых краёв. Греться узбекам на асфальте даже приятней, чем съесть лаваш..."
  • Current Music
    химические братья - свет андеграунда